Бронетранспортер БТР-40

.

Средством передвижения десантников в тылу противника стал принятый на вооружение в 1950 году бронетранспортер БТР-40. Машина представляла собой полузакрытый (без крыши) четырехколесный бронированный транспортер, выполненный на базе автомобиля ГАЗ-63. Бронетранспортер разрабатывался в конструкторском бюро Горьковского автомобильного завода. Ведущим конструктором проекта был В. К. Рубцов. Читать далее »

Авиадесантная артиллерийская самоходная установка АСУ-57

В 1951 году на вооружение ВДВ была принята самоходная противотанковая артиллерийская установка АСУ-57, вооруженная 57-мм пушкой, способной поражать бронированные цели до среднего танка включительно. Принятие на вооружение десантных войск такого вида оружия резко усилило противотанковые огневые возможности десантников. АСУ-57 была разработана Опытным конструкторским бюро № 40 во главе с Н. А. Астровым в 1948 году. В апреле 1949 года самоходка прошла полигонные, а в июне того же года и войсковые испытания, после чего была рекомендована к производству. Читать далее »

ОПЕРАЦИЯ «ВИХРЬ» В ВЕНГРИИ

В 1956 году ВДВ силами 7-й (80-й и 108-й гв пдп) и 31-й (114-й и 381-й гв пдп) дивизий принимали участие в венгерских событиях в рамках операции «Вихрь».
В октябре 1956 года советские подразделения были введены в Будапешт для подавления контрреволюционного вооруженного мятежа. В городе в это время повстанцы целенаправленно уничтожали представителей коммунистической партии и законного правительства. Было убито много сотрудников правоохранительных структур Венгрии, солдат вооруженных сил, лояльных правительству, и простых людей, сочувствующих законной власти. Другими словами, в городе шла настоящая резня. Запахло свержением коммунистического режима, что для СССР было недопустимо. В Венгрию вошел Особый корпус под командованием генерал-лейтенанта П. Н. Лащенко. Читать далее »

Подвиг Люси

Еще в прошлый приход в Борисов наши молодые разведчики узнали от Чернова все, что было нужно, о Касперовиче. С первых же дней войны он был на фронте, попал в окружение и, избежав плена, вернулся домой, в Борисов. А семья его уже эвакуирована, фронт отодвинулся очень далеко, и Касперович. теперь живет в своем доме один. Снова работает на стеклозаводе по своей прежней специальности и мечтает уйти в лес к партизанам. Читать далее »

На новую базу

В поисках партизан, имеющих в Минске родственников или надежных знакомых, мы с Рудаком ходили по отрядам и часто подолгу беседовали с Финской.
В наш план входило подобраться к самому Кубе.
— Как вы смотрите на это? — спросил как-то я Галю.
Финская ответила не сразу.
— Трудное дело… Но во всяком случае я попытаюсь. И еще я хотела бы попросить: нельзя ли штаб бригады хоть немножко приблизить к шоссейной магистрали? От Палика очень уж далеко ходить в Минск и обратно. А бывает так, что дело требует быстрой, оперативной связи со штабом.
Я обещал посоветоваться с командиром бригады. Читать далее »

Донесение разведчиков

В тот же день мы с Рудаком заслушали отчет Бориса Качана о действиях его группы в период блокады.
Борис рассказал о вечеринке, на которой побывала Люся, и о ее знакомстве с Берке. Из того, что в дальнейшем удалось узнать Люсе о деятельности Берке и его штаба, было ясно, что главным занятием НТСНП является подготовка лазутчиков для заброски в тыл нашей армии. Подробные сведения о жителях города Борисова и их родственниках на Большой земле этому штабу необходимы были для того, чтобы его шпионы в случае надобности могли выдавать себя в тылу Советской Армии за белорусов, бежавших через линию фронта от преследования гитлеровских карательных органов. Читать далее »

Возвращение на Палик

Утром двадцатого июня восточная окраина Большого острова, на котором вновь очутилась наша бригада, вдруг огласилась лаем собак и выкриками эсэсовцев. Каратели перебрались на остров и, рассыпавшись по нему цепью, продвигались в нашем направлении. Медлить было нельзя. Мы тут же снялись с острова, быстрым маршем прошли с полкилометра по болоту и вышли на небольшой островок — Северный. Гитлеровцы не могли, конечно, не обнаружить наших свежих следов, но преследовать нас не стали, а, по-видимому, передали на берег донесение о направлении нашего отхода. В воздухе вскоре повис «костыль» — так партизаны называли самолеты-разведчики. Читать далее »

Дорогами афганской войны (Часть 8)

«Пойдем посмотрим, как дела у вашего друга». Зашли в палатку. Хабаров уже с обработанной рукой, напичканный лекарствами, лежит на носилках, справа и слева от него тоже раненые. Леня под воздействием лекарств с трудом узнал нас, но вспомнил про оставленный батальон, попросил меня позвонить в бригаду и узнать, как дела. Пока Анатолий отвлекал его разговором, я бегом в штаб, позвонил в Кундуз, разузнал все про хабаровский батальон и назад в медсанбат. Комбат немножко отошел от лекарств и даже заметно приободрился от новости, что батальон задачу успешно выполнил и возвращается к месту посадки на боевые машины. Мы еще долго забавляли его разговором, пока медсестра не попросила нас оставить раненого в покое. Пожелав комбату доброго здоровья, мы вышли из палатки: На следующее утро на аэродроме проводили Хабарова в Москву. Определили его в госпиталь им. Бурденко. Ранение у Лени было очень тяжелое. Читать далее »