ВСТУПЛЕНИЕ В ВОЙНУ И ПРИГРАНИЧНЫЕ СРАЖЕНИЯ

.

Великая Отечественная война застала кадровые части и соединения воздушно-десантных войск в полевых лагерях и местах постоянной дислокации.
Части 1-го вдк принимали участие в боевых действиях в период со 2 июля по 14 сентября 1941 года в составе войск 37-й армии Юго-Западного Фронта.
Части 2-го вдк принимали участие в боевых действиях в период с 11 июля по 14 сентября 1941 года в составе войск 37-й и 40-й армий Юго-Западного фронта.

vstupleniye_v_voynu
Части 3-го вдк принимали участие в боевых действиях в период с 11 июля по 6 ноября 1941 года в составе войск 37-й армии Юго-Западного фронта.
Части 4-го вдк принимали участие в боевых действиях в период с 22 июня 1941 года по 25 июня 1942 года в составе войск 4-й и 13-й армий Западного фронта.
Части 5-го вдк принимали участие в боевых действиях в период с 22 июня 1941 года по 29 января 1942 года в составе войск 11-й армии и 1-го гвардейского отдельного стрелкового корпуса Северо-Западного фронта.
События развивались следующим образом: 10-я овдбр 5-го вдк была еще 19 июня выдвинута на стрелковый полигон, расположенный у государственной границы, для проведения тактических учений с боевой стрельбой. Война застала бригаду на марше южнее Даугавпилса. Продвижение немецких войск было стремительным, а при сложившихся условиях — практически безостановочным. В первом часу ночи 22 июня 1941 года в войска была передана Директива № 1, которая предписывала войскам занять огневые точки укрепленных районов на госгранице, рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию и все части привести в боевую готовность. Особое значение (и самое прискорбное для кадровой Красной Армии) имел пункт «Д», который гласил: «Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить». Иными словами — огня не открывать. Расшифровка телеграммы и передача ее нижестоящим исполнителям проводилась уже после того, как передовые немецкие отряды заняли советские огневые точки на линии государственной границы.
Так части бригады оказались в тылу наступающих немецко-фашистских войск. На третий день после начала войны командир бригады И. С. Безуглый наконец-то получил приказ из штаба корпуса к проведению каких-либо действий. Ему было предписано беспощадно уничтожать прорвавшиеся части противника и выходить к главным силам корпуса.
Бригада приступила к выполнению боевых задач, в частности, 26 июня совместно с другими частями 5-го вдк и частями 27-й армии очистила Даугавпилс от захватчиков. В дальнейшем характер ведения боевых действий не изменился, и части корпуса использовались как пехотные подразделения с неизменным стремлением к выходу из окружения. Заложенный в ВДВ «диверсионный» потенциал использования именно в тылах противника в 5-м вдк практически не был задействован, в результате чего в прямых столкновениях с противником корпус нес неоправданно тяжелые потери (как убитыми и ранеными, а в еще большей мере пленными и пропавшими без вести), и уже к 15 августа части корпуса начали выводить из состава Северо-Западного фронта и отправлять в советский тыл для пополнения и приведения в порядок.
С началом войны 4-й вдк получил приказ выдвинуться в район южнее Борисова и занять оборону по реке Березина. На этом рубеже части 4-го воздушно-десантного корпуса шесть суток вели тяжелые бои против частей немецкого 24-го моторизованного корпуса. Затем части корпуса вели бои за город Кричев на реке Сож. После длительных боев, понеся тяжелые потери, к 24 августа корпус был выведен из состава 13-й армии и направлен на пополнение в глубь территории СССР. В отличие от 5-го вдк, некоторые части 4-го корпуса были использованы по своему «диверсионному» предназначению. Особенно в этой связи следует отметить 214-ю овдбр полковника А. Ф. Левашова. Подразделения 214-й бригады около двух месяцев решительно действовали в тылах прорвавшихся частей противника, нападая на гарнизоны, узлы связи, склады (хочется заметить — бывшие советские склады), осуществляя засады на путях движения тыловых колонн противника. Известны смелые действия разведывательно-диверсионных отрядов, которыми командовали капитаны Е. И. Лебедев и Ф. Н. Антрощенко. В ночь на 19 июля подразделения бригады совершили налет на железнодорожную станцию Марьина Горка, где были уничтожены эшелоны с боевой техникой и боеприпасами (опять же — бывшие советские эшелоны с боевой техникой и боеприпасами). К 28 августа бригада вышла в расположение 21-й армии, а к 5 сентября была выведена из боя и передана в распоряжение командующего ВДВ.
1-й воздушно-десантный корпус встретил войну в пункте постоянной дислокации, и к 1 июля главные силы корпуса были сосредоточены в районе южнее Новоград-Волынского, с задачей закрепиться на рубеже Нивки — Кромы. На следующий день начались упорные оборонительные бои.
Но по-настоящему, в соответствии с требованиями боевого устава ВДВ, в первые дни войны действовали только подразделения 204-й бригады, в которой было сформировано около десяти диверсионных отрядов. 29 июня несколько диверсионных отрядов и групп 14-м тбап на 24 самолетах ТБ-3 были десантированы парашютным способом в тыл наступающих немецких войск в район населенного пункта Слуцк. Также диверсионные группы и отряды выбрасывались в районы населенных пунктов Мозырь, Довжик, Рава-Русская, Яворов, Калинковичи и ряд других мест. Эти диверсионные отряды и группы имели задачу прерывать вражеские коммуникации всеми доступными средствами: они рвали связь, уничтожали колонны, мосты, боевую технику. Также эти подразделения уничтожали склады военного имущества Красной Армии, которые после стремительного наступления немцев оказались в тылу противника. Выполнив свои задачи, эти отряды шли на соединение с частями Красной Армии.
Характерно, что в боевом приказе на проведение этих действий десантникам прямо указывалось: «…Лишить противника всех путей подвоза, разрушать переправы и мосты, ночными действиями бить транспорт, одиночные машины, выжигать и истреблять танки. Оставаться в этом районе до полного уничтожения бобруйской группировки противника, по выполнении задачи самостоятельно присоединиться к своим войскам, исходя из обстановки… разрешается полностью довольствоваться за счет местных средств и противника… всюду действовать, используя для разведки лазутчиков из местных жителей, укрываясь в лесах и болотах…» В данном приказе явно прослеживается желание командования вести в тылу врага диверсионные (специальные) действия, собственно для выполнения которых изначально и создавались ВДВ.
Более детально расписывать действия ВДВ в первые дни и месяцы войны нет смысла, так как это достаточно глубоко исследовано в мемуарах участников тех событий и современными исследователями на основе рассекреченных документов. Следует разве что отметить, что части и подразделения ВДВ в начальный период войны использовались практически как пехотные соединения, за редким исключением, где характер использования частей ВДВ можно обозначить как «диверсионно-разведывательные (специальные) действия».
14 июля состоялось еще одно крупное десантирование подразделения ВДВ. Ситуация складывалась следующим образом: 13 июля авиаразведка Западного фронта обнаружила в районе деревни Горки (северо-восточнее Могилева) сосредоточение до трехсот танков противника, оставшихся без горючего. Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко ничего лучше не придумал, как срочно выбросить туда парашютный десант — для уничтожения бронетехники. Подразумевалось, что десантники стремительной атакой с неба перебьют немецких танкистов, после чего спокойно подожгут танки и выйдут в расположение своих войск.
Для этой цели был привлечен 4-й батальон 214-й овдбр, в котором был сформирован сводный парашютно-десантный отряд в составе 64 добровольцев (и это на триста танков!) под командованием командира роты старшего лейтенанта Н. Романченко. Каждого десантника вооружили двумя бутылками с зажигательной смесью. Предполагалось, что ТБ-3, с которых предстояло произвести высадку десанта, вначале отбомбятся по танковой колонне, и лишь после этого в бой вступят десантники. Планом предусматривалось, что операция должна была пройти в час ночи, но по различным причинам взлет самолетов состоялся только на рассвете. На подходе к цели самолеты были встречены плотным огнем ПВО противника, и часть десанта погибла еще в самолетах. Тем не менее ТБ-3 отбомбились, после чего произвели высадку парашютистов. Десантники подожгли бутылками несколько танков и машин врага и начали отход. Через несколько суток Романченко вывел в расположение своих войск только 34 человека. Никто из выживших десантников за этот подвиг наград не получил. В дальнейшем 4-й батальон 214-й бригады еще несколько раз парашютным способом высаживался в тылах наступающих немецких войск для выполнения диверсионных задач. К примеру, 10-я рота лейтенанта Иванченко высаживалась на железную дорогу в районе станции Торопа.
2 октября немецкий 24-й танковый корпус захватил город Орел и вышел на трассу Орел — Тула. Сил остановить продвижение немецкой танковой колонны в том районе не было, поэтому было принято решение использовать «мобильный» потенциал ВДВ, быстро перебросив подразделения десантников в нужный район обороны. В район городов Орел и Мценск по воздуху были переброшены подразделения 10-й и 201-й воздушно-десантных бригад 5-го вдк. Подразделения 201-й овдбр высаживались на орловском аэродроме в момент, когда по летному полю велся артиллерийский огонь противника. 3-й батальон высаживался на аэродром Оптуха, откуда десантники быстро смогли выйти на шоссе Орел — Мценск и перекрыть его. Перевозку войск осуществила авиационно-транспортная группа в составе 80 самолетов ПС-84 и ТБ-3, которая в короткий период смогла перевезти 5440 десантников на расстояние более 500 километров. Очень серьезная десантная операция была успешно проведена. Этому десанту в официальной истории уделяется мало внимания, но тем не менее воздушная перевозка такого количества десантников — это уникальная операция. В данном случае предвоенный опыт проведения воздушно-десантных учений подтвердился на практике.
По приказу командования Западного фронта в августе 1941 года в районе Юхнова формируется специальный парашютно-десантный отряд (отдельный парашютно-десантный батальон) для проведения в тылу врага диверсионных операций. Возглавил этот отряд капитан И. Г. Старчак. Костяк отряда составили рота из 214-й овдбр и подразделение пограничников, которые готовились к действиям в немецком тылу. Всего в отряде было собрано более 400 хорошо подготовленных бойцов. Сам капитан И. Г. Старчак являлся яркой личностью — именно он первым в СССР совершил 1000 прыжков с парашютом (дата тысячного прыжка -21 июня 1941 года).
4 октября диверсионная группа под руководством старшего лейтенанта П. Балашова совершила налет на аэродром, где находились три самолета ТБ-3. Два самолета группа уничтожила, а на третьем Балашов вывез всех десантников в расположение своих войск. Такой вариант действий ВДВ рассматривался еще в довоенное время и был вполне удачно опробован в боевых условиях.
5 октября отряд Старчака занял оборону на реке Угра, получив задачу перекрыть движение немецкой танковой колонны в направлении Москвы, до которой оставалось 205 километров. Не имея тяжелого вооружения, отряд принял неравный бой, отражая яростные атаки врага. Когда к вечеру 9 октября десантников сменили танкисты, от 410 человек в отряде осталось только 60. В последующие дни войны еще не раз мобильную «воздушную пехоту» будут бросать под танки под совершенно неоправданную смерть.
В 1941 году после разгрома под Киевом был сформирован новый 2-й вдк (2-го формирования). Две бригады 2-го вдк (1-го формирования) были разгромлены, одна вышла из окружения и была переформирована.
В связи с обострением обстановки северо-восточнее Киева 2-й воздушно-десантный корпус спешно, на автомашинах, был переброшен в район Остера и вышел из состава 37-й армии, с 20 августа поступив в состав 40-й армии.
После выхода из окружения в конце сентября 1941 года 2-й воздушно-десантный корпус был отведен на переформирование в город Орджоникидзе.
* * *
Анализируя действия частей ВДВ в начальный период войны, можно сделать следующие выводы:
1) ВДВ в начальный период войны в основном использовались в качестве обыкновенной пехоты (все без исключения корпуса) — в условиях немецкого наступления использование в ином качестве не представлялось возможным, за исключением действий малыми группами и отрядами;
2) использование частей ВДВ в качестве инструмента диверсий полностью оправдало предвоенные представления о месте и роли малых групп и отрядов ВДВ в тылу противника (подразделения 214-й и 204-й бригад);
3) полностью подтвердилась возможность быстрой переброски войск воздушным путем на особо важные участки обороны (3-й вдк под Киевом, 5-й вдк под Орлом), а также некоторые иные способы применения ВДВ (угон самолета ТБ-3 группой П. Балашова);
4) имела место попытка специального применение частей ВДВ на уничтожение немецких танков (отряд Н. Романенко). Такое применение себя не оправдало;
5) однако со всем этим было ясно, что ВДВ, не имея в своем составе тяжелого вооружения, в оборонительных боях с танковыми и пехотными частями противника несли неоправданные потери.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.