СОЗДАНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ВОЗДУХО-ДЕСАНТНЫХ ЧАСТЕЙ (Часть 1)

.

Пунктом III совершенно секретной директивы Штаба РККА № 1/013295 от 18 апреля 1931 года в составе войск Ленинградского военного округа к 1 июня 1931 года было предписано создать «Опытный воздухо-десантный отряд». Для этого отряда данной директивой ставились четыре основные задачи.

sozdaniye_vdv
1. Разрушение политического тыла противника, а равно захват отдельных пунктов, организация очагов восстания и распространение их в связи с нашей наступательной операцией.
2. Разрушение войскового тыла противника — уничтожение его складов, выгрузочных станций, разрушение железных дорог и шоссейных путей, нарушение связи между штабами и частями.
3. Захват отдельных рубежей и пунктов в тылу противника и удержание их до подхода наших наступающих частей.
4. Нарушение плана оперативных перевозок в период мобилизации, а равно нарушение железнодорожного движения на важнейших магистралях.
Суть задач десантных формирований не изменилась и до настоящего времени, разве что эти задачи с течением времени уточнялись с изменением форм и методов вооруженной борьбы.
Опытный воздухо-десантный отряд был создан на базе частей 11-й стрелковой дивизии и 3-й авиационной бригады Ленинградского военного округа. Формирование данного отряда М. Н. Тухачевский возложил на работника оперативного отдела штаба округа Д. Н. Никишева. После того как формирование отряда было завершено, его командиром был назначен Евгений Дмитриевич Лукин, который командовал сводной ротой на сентябрьских маневрах 1930 года. Экспериментальный отряд был дислоцирован в Красногвардейске, в полевом лагере 11-й стрелковой дивизии.
Структура и состав ВДО были определены директивой.
1. Отдельная мотомеханизированная часть в составе:
— стрелковая рота на автомобилях ГАЗ-А;
— стрелковая рота на мотоциклах с колясками «Харлей-Дэвидсон»;
— стрелковая рота на самокатах (велосипедах);
— бронерота (две танкетки Т-27 и три бронеавтомобиля Д-8);
— взвод связи;
— саперный взвод.
2. 57-я тяжелая бомбардировочная авиационная эскадрилья из 3-й авиационной бомбардировочной бригады, имевшая в своем составе:
— 12 самолетов ТБ-1;
— парашютную стрелковую роту;
— часть наземного обеспечения.
3. Корпусной авиационный отряд в составе:
— 10 самолетов Р-5;
— подразделения наземного обеспечения.
Из состава 11-й стрелковой дивизии формируемый ВДО получил на вооружение две танкетки Т-27, три бронемашины Д-8, четыре мотоцикла «Харлей-Дэвидсон», десять легковых и шестнадцать грузовых автомобилей, а также четырнадцать ручных пулеметов и четыре станковых «Максима», две динамореактивные пушки ДРП и четыре винтовочных гранатомета. Такое большое количество ручных и станковых пулеметов определялось необходимостью малыми силами нанести врагу как можно больший урон. Безоткатные (динамореактивные — по терминологии того времени) орудия предназначались для разрушения опорных пунктов врага, а также для борьбы с бронетехникой противника.
По приведенному штату отряд имел 164 человека личного состава в отдельной мотомеханизированной части и 300 человек летно-подъемного состава, авиационных техников, механиков и младших специалистов в авиационной эскадрилье и авиационном отряде. Всего, таким образом, в отряде числилось 464 человека. За неимением подготовленных парашютистов парашютная стрелковая рота, предусмотренная штатом, так и не была сформирована.
Создание Опытного ВДО завершилось к установленному сроку. Опыт учебнобоевых будней этого отряда стал началом советской десантно-транспортной авиации — компонента ВДВ, которому в современной литературе почему-то уделяется непростительно мало внимания, но без которого в принципе не может состояться ни одно десантирование.
Следует, однако, заметить, что сформированный отряд по своей структуре стал исключительно «посадочным» десантным подразделением, в котором возможность парашютного десантирования в силу указанных выше причин была исключена. Имелось в виду, что, захватывая аэродром противника, самолеты с десантом на борту просто будут садиться на взлетно-посадочную полосу. Даже в плане боевой подготовки отряда намечалось отрабатывать фактически только «воздушную перевозку» сил и средств, имевшихся в наличии. На 1931 учебный год новому отряду было поставлено шесть тактических учебных задач, связанных с переброской войск.
К этому времени, осознав крайнюю необходимость наличия в составе ВДО парашютного подразделения, Тухачевский, Баранов и Никишев уже серьезно стали рассматривать вопрос создания специального парашютного отряда. В процессе боевой подготовки и отработки учебно-тренировочных задач стало совершенно ясно, что садиться на захватываемый аэродром транспортному самолету (под завязку загруженному людьми, вооружением и техникой) в боевых условиях, скорее всего, придется под огнем противника, что будет смерти подобно. Решение перед высадкой десанта нанести по аэродрому бомбовый удар проблему до конца не исчерпывало, так как подавить все огневые точки противника с воздуха не представлялось возможным.
Ведь было совершенно ясно, что десантник может приземлиться в любом месте (в отличие от самолета), да и перебить десант в воздухе (несколько маленьких одиночных целей) куда сложнее, чем изрешетить из пулемета заходящий на посадку ТБ-1. А приземлившиеся вооруженные парашютисты (на примере удачных действий группы Якова Мошковского в сентябре 1930 года) — это уже очень большие проблемы у аэродромной охраны…
Тухачевский тогда говорил: «Авиация будет готова к высадке десанта лишь тогда, когда научится надежно обеспечивать выброску парашютного эшелона, которому предстоит захватить аэродромы и посадочные площадки, и, уж конечно, когда она будет в состоянии обеспечивать действия воздушного десанта в глубине оперативной обороны противника. Не ранее…»
Без парашютного эшелона воздухо-десантный отряд буквально лишался своих возможностей. Поэтому, по указанию командующего Ленинградским военным округом М. Н. Тухачевского, начиная с 6 июня 1931 года в составе 1-й авиационной бригады ВВС ЛенВО формируется внештатный парашютно-десантный отряд, полностью состоящий из добровольцев, — основным назначением этого отряда была подготовка парашютистов для неразвернутой парашютной роты воздухо-десантного отряда. Подбором кандидатов на службу в этот фактически «учебно-тренировочный» отряд занимался лично инспектор ВВС РККА по парашютному делу Л. Г. Минов. После тщательного отбора в парашютно-десантный отряд было зачислено 55 человек из различных частей Ленинградского военного округа.
По замыслу М. Н. Тухачевского, этот парашютно-десантный отряд должен был составить так называемый «парашютный эшелон» воздушного десанта, задачей которого ставился захват в тылу противника аэродрома и обеспечение приема на него «посадочного эшелона», коим оставался воздухо-десантный отряд Лукина. Парашютный отряд был сформирован исключительно из добровольцев и к 15 июня приступил к практическим занятиям, а к 20 июня было полностью завершено его формирование. Вывозом парашютистов занималась 6-я эскадрилья 1-й авиационной бригады на самолете АНТ-9. Из-за отсутствия подготовленного инструкторского состава парашютная подготовка на начальном этапе шла медленно.
Таким образом, фактически к середине 1931 года уже сложились все существующие и поныне элементы воздушного десанта: парашютно-десантное подразделение, посадочно-десантное подразделение и транспортная авиация.
На базе парашютно-десантного отряда проводились занятия по парашютному делу с летным составом ВВС, а также велась научно-исследовательская работа. Показательные и тренировочные прыжки отряд проводил на Комендантском аэродроме и в районе Пулковских высот. На этих прыжках отрабатывались варианты крепления оружия к парашютисту во время выполнения прыжка, испытывалась возможность стрельбы еще в воздухе — это все было еще не изучено, не испробовано в реальном деле.
С 15 июня по 28 июля 1931 года экипаж самолета АНТ-9 произвел 85 выбросок. К этому времени М. Н. Тухачевский был назначен заместителем председателя РВС СССР, а командующим войсками округа стал И. П. Белов, который уверенно подхватил работу по созданию воздухо-десантных частей во вверенном ему округе.
15 августа 1931 года, перед началом крупных летних учений, оба отряда участвовали в показательных занятиях перед руководящим составом РККА, целью которых было определение готовности отрядов к практическому десантированию на предстоящих маневрах. На смотре присутствовали Ворошилов, Тухачевский, Белов, Алкснис.
Во время занятий перед командованием с двух самолетов АНТ-9 было проведено десантирование 19 парашютистов с оружием и двумя динамореактивными пушками ДРП на аэродром в районе Красного Села. Приземлившиеся десантники привели орудия к бою, изготовились к стрельбе, после чего на этот аэродром приземлилась эскадрилья ТБ-1 и высадила посадочный десант — стрелковую роту воздухо-десантного отряда. Действия отрядов были признаны слаженными, умелыми, и оба отряда были допущены к участию в учениях. По решению командования РККА, десантироваться отряды должны были на территории Ленинградского и Украинского военных округов.
20 августа десантирование проводилось на учениях в районе Красногвардейска на Гатчинском аэродроме. Там также отрабатывался сценарий захвата аэродрома условного противника с целью последующего приема посадочного десанта. Оба десантирования прошли успешно, отряд задачу выполнил.
10 и 14 сентября парашютный отряд десантировался на учениях Украинского военного округа в районе Могилевки. Во время второго десантирования парашютисты были использованы по конкретной боевой задаче с целью содействия наступающим войскам: вначале с трех самолетов АНТ-9 была выброшена парашютная группа из 29 человек под командованием Минова, затем были сброшены две динамореактивные пушки и несколько пулеметов, а когда парашютисты приняли грузы, привели оружие в боевую готовность и захватили посадочную площадку, на аэродром посадочным способом была десантирована вторая волна десанта — мотомехчасть из состава воздухо-десантного отряда, которая с ходу приступила к выполнению своей задачи. На одном из самолетов ТБ-1 привезли автомобиль ГАЗ-А (пикап был подвешен под днищем бомбардировщика), с другого произвели демонстрационный сброс трехместного «авиабуса».
На месте приземления десанта присутствовали председатель ЦИК Украины Г. И. Петровский и командующий войсками Украинского военного округа И. Э. Якир. Они наблюдали за действиями десантников и беседовали с ними, после чего выразили уверенность, что воздушно-десантное дело получит в СССР дальнейшее развитие.
Эти учения были омрачены катастрофой самолета, который привез автомобиль. После взлета на перегруженном ТБ-1 отказал один двигатель, и пилот развернулся, чтобы вернуться на аэродром, но из-за подвешенного пикапа летчик не учел возросший пикирующий момент, и бомбардировщик врезался в землю. Находившиеся на его борту семь человек погибли.
Еще одно десантирование парашютного отряда было произведено 29 сентября на Гатчинском аэродроме. Всего в ходе этих учений экспериментальный парашютно-десантный отряд произвел пять десантирований.
* * *
В это же время в Средней Азии снова была проведена реальная боевая десантная операция: в сентябре 1931 года во время ликвидации Койматской басмаческой группировки два самолета (один АНТ-9 и один «Юнкерс»-F.13) 95-го транспортного авиационного отряда перебросили в осажденный басмачами поселок пулеметное отделение с двумя станковыми пулеметами «Максим». Это решительным образом отразилось на ходе всей войсковой операции.
Кроме того, сформированная на базе 16-й авиационной бригады Туркменская авиационная группа в течение двух месяцев вела боевые операции на юге Туркмении. Снабжение как самой авиационной группы, так и наземных войск в этих малонаселенных местах осуществлялось только по воздуху. Единственный АНТ-9 за это время перевез 221 человека (в том числе 57 раненых) и 11 500 кг различных грузов, включая горючее для самолетов и автомобильной техники. Это была типичная по нынешним меркам операция по воздушному снабжению группировки войск, действующей в отрыве от основных сил. Этот, казалось бы, не самый сложный элемент обеспечения десантной операции в годы Великой Отечественной войны командование советских ВДВ по ряду причин так и не смогло наладить в необходимом объеме.
* * *
Успехи в области воздушно-десантного дела, достигнутые за 1931 год, а также целый ряд недостатков были довольно подробно освещены в итоговом приказе начальника ВВС РККА. В нем указывалось, что в 1931 году под руководством инспектора по парашютному делу Управления ВВС РККА товарища Минова и работавших в качестве его помощников начальника парашютного отделения 5-го отдела НИИ ВВС РККА товарища Мошковского и инструкторов того же отделения Шмидта и Баранова были проведены парашютные занятия и учения, во время которых выполнено 550 экспериментальных, показательных и тренировочных прыжков. Указанное количество прыжков совершили 160 человек, из которых 97 летноподъемного состава, 61 военнослужащий различных родов войск (в основном десантники внештатного ПДО 1-й авиабригады ВВС ЛенВО) и две женщины — В. Федорова и 0. Чиркова. Не считая незначительных повреждений и ушибов, связанных главным образом с несоблюдением правил приземления, все прыжки прошли благополучно.
Всего же в СССР в 1931 году был совершен 621 прыжок с парашютом. Прыгало около двухсот человек, из которых четыре — женщины. Кроме летного состава и десантников, с парашютом прыгали 10 командиров частей различных родов войск, а также несколько слушателей военных академий, в том числе и будущий Маршал Советского Союза С. М. Буденный — в то время слушатель Военной академии имени М. В. Фрунзе.
В порядке экспериментальных и показательных работ руководящим и инструкторским составом был совершен в 1931 году ряд ночных прыжков с приземлением на неосвещенную площадку, а также прыжков с высот 200–250 метров, прыжков с медицинской регистрирующей аппаратурой, прыжков с приземлением на воду, опыт которых имел большое значение в деле применения парашютов.
Эти люди прокладывали дорогу будущему могуществу советских ВДВ, они шли вперед, рискуя собственными жизнями, шли в неизвестность.
В то время особо отмечалась необходимость отработки ночных прыжков, так как именно они могли в реальной боевой обстановке обеспечить скрытность высадки десанта (разведывательной группы) в тылу противника. В дальнейшем, в период Великой Отечественной войны, практически все крупные воздушно-десантные операции проводились именно ночью. Навык и опыт таких выбросок закладывался в далеких 30-х годах.
В процессе обучения парашютно-десантного отряда были подготовлены для самостоятельной работы в качестве инструкторов по парашютному делу: А. Фрейман (МВО) — выполнил 12 прыжков, В. Ольховик (ЛенВО) — 10 прыжков, В. Березкин (УкрВО) — 12 прыжков, Б. Петров (БелВО) — 10 прыжков, Н. Евдокимов (ЛенВО) — 11 прыжков. По современным меркам — совершенно ничтожное количество прыжков. Но следует помнить, что в то время это было совершенно неизученное дело, опыт приобретения которого был сопряжен со смертельным риском…
К началу 30-х годов в СССР действовали два опытно-конструкторских бюро, ведущих исследования в области применения парашютной и другой десантновысадочной техники. Одно бюро возглавлял П. И. Гроховский, другое — Н. П. Благин[3]. Оба этих бюро разработали массу различных образцов как десантной тары, так и различных вариантов крепления вооружения на подвесках существующих самолетов. Также ими были разработаны различные образцы грузовых парашютов и парашютных подвесок.
В частности, в июле 1931 года Гроховский в присутствии Тухачевского с самолета ТБ-1 проводил опытное десантирование на парашюте пикапа ГАЗ-А, оснащенного безоткатным орудием ДРП. Однако в процессе десантирования порвался купол парашюта, и машина при приземлении получила большие повреждения.
* * *
14 декабря 1931 года итоги боевой подготовки и результаты научно-исследовательской работы, проводимые во внештатных воздухо-десантном и парашютном отрядах, также были подведены в докладе нового командующего Ленинградским военным округом И. П. Белова, где было отмечено, что опыт подтвердил способность десантов нарушать работу вражеского тыла, задерживать на длительное время оперативные перевозки, дезорганизовывать работу штабов, уничтожать тыловые аэродромы и морские базы. Также было отмечено, что фактор тактической внезапности, наглядно продемонстрированный в ходе проведенных учений, является наиболее существенной особенностью и преимуществом воздушного десанта. В свете всего вышеизложенного Белов предлагал сформировать на базе существующих отрядов целую дивизию в составе воздухо-десантной и авиационной бригад, парашютного отряда и специальных подразделений. В этот же день Белов подписал приказ, согласно которому добровольческий парашютный отряд становился штатной частью Ленинградского военного округа.
5 января 1932 года Революционный военный совет СССР обсудил вопрос о применении воздушных десантов на учениях Ленинградского и Украинского военных округов. Учитывая достигнутые в парашютно-десантном деле успехи, было принято решение сформировать в Ленинградском, Московском, Украинском и Белорусском военных округах штатные десантные отряды. Этим решением за отрядами было закреплено специальное наименование «авиамотодесантные». Также было принято официальное сокращение — амдо.
Тут же были разработаны штаты и структура амдо — штат 15/120. На оперативное Управление ВВС РККА возлагалась разработка оперативно-тактических заданий авиамотодесантных отрядов. Начальнику НИИ ВВС РККА было поручено разработать табель специального имущества десантного отряда.
Сроки формирования отрядов несколько раз пересматривались, и 28 апреля начальник Штаба РККА совершенно секретной запиской указал, что формирование необходимо закончить к 1 июля 1932 года.
5 мая начальник штаба ВВС РККА А. С. Меженинов провел обсуждение проекта системы вооружения создаваемых отрядов:
— по первому варианту предполагалось в качестве «парашютного эшелона» амдо (на самолетах ТБ-1) иметь 101 человека в стрелковой роте и 43 человек в артиллерийском подразделении, а также два пикапа с безоткатными орудиями, два пикапа с боеприпасами, пикап с радиостанцией, 7 мотоциклов «Харлей-Дэвидсон» с колясками, 96 самокатов (велосипедов);
— по второму варианту для амдо (на самолетах Р-5) предполагалось иметь следующую десантную нагрузку: короба восьми типов для вооружения, боеприпасов, ГСМ, ВВ и СВ, шанцевого инструмента, продовольствия, медицинского имущества — всего 26 мест.
Всего предполагалось одновременно поднимать в воздух на тяжелых бомбардировщиках 144 человека личного состава, 5 автомобилей, 7 мотоциклов общим весом 8200 кг, на самолетах-разведчиках — всего 4100 кг десантной нагрузки.
Однако все же система вооружения и снаряжения авиадесантных отрядов создавалась непросто. Было много вопросов, решить которые можно было только в процессе практических исследований.
* * *
Во исполнение решения РВС к 1 июля 1932 года в Ленинградском военном округе в Детском Селе был сформирован штатный авиамотодесантный отряд, которому был присвоен номер 3 (3-й амдо). Уж не знаю, откуда появился такой номер, но точно известно, что ни 1-го, ни 2-го отрядов не существовало. Формирование отряда вел помощник начальника ВВС Ленинградского военного округа Матвей Васильевич Бойцов, который после окончания формирования был назначен его командиром. Начальником штаба был назначен И. П. Чернов, помощником по политчасти В. А. Телькунов.
Формирование этого отряда прошло в достаточно спокойной обстановке — под рукой имелись подготовленные кадры, опытные летчики, кое-какая материально-техническая база. Формирование же отрядов в БелВО, УкрВО и МВО по техническим причинам было отложено до осени, а потом и вовсе как-то затихло. Причиной было отсутствие специалистов по данному направлению. С горем пополам в Украинском военном округе смогли сформировать парашютный взвод, который занимался только подготовкой кадров, и боевым подразделением назвать его было нельзя.
Сформированный 3-й амдо состоял из авиационной и десантной частей. В авиационную часть (около 300 человек личного состава) входили:
— 1-я авиационная эскадрилья (6 самолетов АНТ-9);
— 2-я авиационная эскадрилья (6 самолетов Р-5);
— 3-я авиационная эскадрилья (3 самолета ТБ-3);
— учебно-тренировочный отряд (3 самолета У-2);
— авиационный парк наземного обслуживания самолетов.
В десантную часть (144 человека личного состава) вошел парашютный батальон в составе:
— 1-я пулеметная рота (два пулеметных взвода);
— 2-я пулеметная рота (два пулеметных взвода);
— 3-я пулеметная рота (два пулеметных взвода);
— артиллерийский взвод 76-мм орудий ДРП.
Также в составе 3-го амдо находились подразделения обеспечения: хозвзвод, взвод связи, ремонтная мастерская, медицинский пункт.
На вооружении парашютного батальона 3-го амдо состояли:
— 76-мм орудий — 6;
— 7,62-мм ручных пулеметов — 18;
— 7,62-мм автоматических пистолетов («Маузер» К-96) — 144;
— автомобилей грузовых — 5 (из них один под радиостанцию);
— мотоциклов с коляской — 8;
— самокатов (велосипедов) — 36.
После завершения формирования 3-й амдо был передан в подчинение Штабу ВВС Ленинградского военного округа.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.