ПАРАШЮТНОЕ ДЕЛО В СССР

Играть онлайн казино с айфона sptsa.ru/igrat-online-casino-s-ayfona. .

Появление во время Первой мировой войны на вооружении воюющих армий боеспособной авиации привело военных теоретиков к мысли о возможности быстрой переброски войск практически в любой район театра военных действий. Мысль была верная — предполагалось, что аэропланы смогут в кратчайшие сроки обеспечить переброску солдат туда, где их меньше всего ожидает противник. Мгновенный маневр мог поставить противника в очень сложную ситуацию — считалось, что перевезенные по воздуху бойцы организуют боевые действия в невыгодных для противника условиях.

parashutnoye_delo_v_sssr

Даже малочисленная группа, вооруженная несколькими пулеметами, могла теоретически захватить выгодный рубеж. В частности, уже тогда рассматривались прикладные варианты использования «аэромобильных» отрядов — такая группа в тылу противника и в полосе наступления своих войск могла захватить, скажем, мост. А несколько пулеметов такой группы могли полностью закрыть на мосту проход войск противника. Военные теоретики приступили к детальной разработке концепции, как это сейчас принято называть, «воздушно-десантной операции».
Также параллельно с этим рассматривался вопрос о вывозе самолетами в тыл противника малых групп разведчиков и диверсантов. Есть разрозненные упоминания, что подобные вывозы разведчиков в оперативный тыл противника производились как отечественной, так и противоборствующей авиацией в ходе Первой мировой войны: 14 октября 1916 года в тылу русских войск высадились два немецких диверсанта. В течение ночи они смогли в нескольких местах разрушить линию железной дороги, после чего улетели обратно. Летом 1918 года в тылу у англичан высадились немецкий полковник Даум и лейтенант Шлейф. Выполнив свое задание, они благополучно взлетели и вернулись на свой аэродром. В конце войны командование французской армии также высаживало в тылу немецких войск группу диверсантов со специальным заданием.
Неприхотливые аэропланы того времени могли садиться практически на любую поляну, на любую горизонтальную поверхность. В случае поломки при посадке летчики зачастую могли своими силами провести ремонт самолета и благополучно взлететь. Таким образом, на тот момент времени реализовать идею перевозки малого количества вооруженного личного состава практически было возможно.
Эта возможность была использована частями Красной Армии в ходе советизации Средней Азии (так называемой борьбы с басмачами): 27 мая 1928 года на трех самолетах «Юнкерс-13» в нужное место и нужное время в пустыне Каракумы было оперативно переброшено подразделение из 15 красноармейцев во главе с командиром 84-го кавалерийского полка А. Б. Борисовым. Отряд, выполнив боевую задачу, так же самолетами 5 июля был успешно эвакуирован. В организации десантирования отряда принимал самое непосредственное участие начальник штаба 8-го отдельного авиационного разведывательного отряда А. В. Михайлов. Решение на десантирование принимал командующий войсками Среднеазиатского округа П. Е. Дыбенко.
Чуть позже, 23 апреля 1929 года, опираясь на опыт годичной давности, состоялась еще одна подобная операция: в район города Гарм из Термеза шесть самолетов перевезли по воздуху уже 45 бойцов кавалерийской бригады во главе с комбригом Т. Т. Шапкиным и комиссаром бригады А. Т. Фединым. На вооружении отряда находилось четыре пулемета и винтовки. Можно только предполагать, какие чувства испытывали в воздухе бойцы, многие из которых самолет видели впервые в жизни… но тем не менее перевозка состоялась, посадка самолетов прошла удачно. Десантники (именно так их можно назвать с полным на то правом) свою задачу по разгрому очередной банды басмачей выполнили, уничтожив в бою за город Гарм около 80 врагов. Командующий войсками Среднеазиатского военного округа П. Е. Дыбенко, проводя разбор этого боя, высоко оценил действия десантного отряда.
Сейчас это событие можно уверенно назвать «тактическим посадочным воздушным десантом». Тогда же теория боевого применения воздушного десанта только зарождалась.
Командующий Ленинградским военным округом М. Н. Тухачевский еще в 1928 году начал активно пропагандировать идею создания в структуре РККА специальных подразделений, предназначенных для быстрой переброски по воздуху, — эдаких «аэромобильных частей», как бы это было названо сейчас. По его замыслам, такие подразделения, вооруженные в том числе и тяжелым оружием, должны были самолетами вывозиться в тыл противника и там выполнять задачи по нарушению работы тыловой инфраструктуры врага: уничтожать склады, обозы, штабы, узлы связи, захватывать стратегически важные объекты — мосты, перевалы и т. д.
Грузоподъемность существовавших тогда самолетов позволяла поднимать в воздух бойцов, вооруженных пулеметами, винтовками, взрывчаткой и шанцевым инструментом. С таким набором огневых и инженерных средств уничтожить узел связи или штаб противника было вполне реально.
В марте 1930 года под руководством командующего войсками Ленинградского военного округа М. Н. Тухачевского были проведены тактические учения с экспериментальным десантированием войск, для чего ВВС округа выделил семь самолетов ТБ-1 из состава 55-й и 57-й эскадрилий 3-й авиационной бригады.
В качестве десанта привлекались около семидесяти бойцов и командиров сухопутных частей округа. 13 марта 1930 года шесть самолетов ТБ-1 поднялись в воздух, однако из-за плохой погоды посадочную площадку (в районе станции Шимск под Новгородом) смогли отыскать только четыре самолета, которые приземлились с интервалом от первого до четвертого в 58 минут. Всего было высажено 45 человек, 4 пулемета и 600 кг разных грузов. Десантный отряд условно уничтожил железнодорожный мост через реку Шелонь, после чего самолетами был возвращен обратно в Гатчину.
О применении парашютов для высадки бойцов тогда еще никто серьезно не думал. Парашют в то время рассматривался исключительно как средство спасения военных летчиков и вниманием военных теоретиков пока был обделен…
* * *
Первым военным парашютистом в Советском Союзе фактически стал комбриг Военно-воздушных сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии Леонид Григорьевич Минов. История была такова: в 1929 году в составе советской торговой организации «Амторг» он побывал в США, где должен был ознакомиться с состоянием парашютного дела и закупить для нужд ВВС РККА спасательные парашюты. Прибыв на завод компании «Ирвин»[1] в городе Буффало, комбриг получил приглашение лично опробовать качество предлагаемого ему товара. По всей видимости, он получил строгие указания от начальника ВВС РККА товарища П. И. Баранова в отношении проверки качества закупаемой продукции и согласился совершить прыжок с парашютом, не имея до этого никакой специальной подготовки.
13 июня 1929 года он совершил прыжок с парашютом с высоты 500 метров. Сопровождавший Минова известный американский парашютист Барт Уайт предложил Леониду Григорьевичу принять участие в прыжках на точность приземления.

Соревнование прошло 7 июля в городе Памона. По условиям соревнований нужно было покинуть самолет на высоте 400 метров и приземлиться в круг диаметром 35 метров. Участниками этого соревнования были опытные американские парашютисты, имевшие на своем счету по нескольку десятков прыжков. По всей видимости, Минову просто повезло, и он по результатам этого соревнования занял третье место. Затем Леонид Григорьевич выполнил еще один прыжок и получил американский диплом парашютиста.
По прибытии в СССР он был назначен на должность инструктора по парашютной подготовке ВВС РККА. Летом 1930 года Минов по указанию начальника ВВС РККА П. И. Баранова прибыл в 11-ю авиационную бригаду для обучения летно-подъемного состава ТБ-1 теоретическим и практическим вопросам использования спасательных парашютов. Минову предстояло провести ряд занятий с летчиками, штурманами, летчиками-наблюдателями, бортовыми техниками, механиками и воздушными стрелками. Вместе с Миновым в бригаду прибыл и укладчик парашютов красноармеец В. Баранов.
В рамках этих занятий предусматривались и практические прыжки со спасательными парашютами. Помощником Минова в 11-й авиационной бригаде был назначен старший летчик Я. Д. Мошковский. По-своему примечательна история этого назначения и знакомства Мошковского и Минова. Вот как ее описывает в своей повести «С крыла на крыло» летчик-испытатель Игорь Шелест:
«Яков Мошковский был дежурным по авиабригаде, когда Минов впервые прилетел в их часть после возвращения из Америки, где он изучал парашютное дело. От серебристого Р-5 Минов шел аршинными шагами, не обращая внимания на молодого летчика. Яков поспешал, бросая взгляды на ястребиный профиль гостя, на пурпурный ромбик в голубой петлице. Мошковский не мог долго молчать.
— А я знаю, зачем вы прилетели к нам!.. — сказал он.
Минов обернулся, удивленный формой обращения. С любопытством взглянул на парня с наганом, «кубарями» в петлицах и повязкой на рукаве. Глаза, какие-то проворные, восторженные и лукавые, о чем-то уже просили.
— Зачем же? — поинтересовался Минов.
— Будете демонстрировать здесь парашютные прыжки!
— Вот как!.. — улыбнулся довольно Минов.
Позже Мошковский нашел случай еще раз встретиться и заявил в упор:
— Товарищ командир, если станете подбирать тех, кто захочет прыгать, так, чур, я первый!
Когда Минов в беседе с командиром бригады попросил прикрепить к себе расторопного летчика для вывозки и помощи, тот задумался: «Кого бы это?»
— Скажите, командир, а этот ваш дежурный, что меня встречал… Как его?..
— Мошковский? Вы знаете, это мысль. Он мне две недели не дает прохода с вашими прыжками. Узнал как-то, что вы прилете, и стал приставать: хочет обязательно прыгнуть первым!»
К лету 1930 года Минов (в теоретической части) подготовил 30 парашютистов из числа добровольцев 11-й авиационной бригады Московского военного округа. Практические парашютные прыжки намечено было провести на специальных сборах, которые открылись на аэродроме вблизи Воронежа 26 июля 1930 года. Минов лично руководил проведением этих сборов. Всего для проведения этих сборов было выделено 12 парашютов — все, что имелось в бригаде, и самолет «Фарман F-62 «Голиаф».
Первый показательный прыжок (фактически — первый учебно-тренировочный прыжок с парашютом в СССР) Минов совершил лично. Следом за ним прыгнул известный советский летчик Яков Давидович Мошковский — настоящий фанат парашютного дела. При приземлении Мошковского снесло на здание, откуда его сняли только с помощью пожарной лестницы. Тем не менее это не отразилось на настроениях участников сборов — в этот день свой первый прыжок совершили еще четыре летчика 11-й авиационной бригады: командир эскадрильи А. С. Стойлов, помощник командира эскадрильи К. Н. Затонский, старший летчик И. Мухин, старший летчик П. В. Кондратьев, младший летчик И. И. Поваляев — это были первые советские парашютисты.

Сборы парашютистов проводились в течение 26–29 июля. За это время летчиками бригады было выполнено 59 тренировочных и показательных прыжков с американскими парашютами компании «Ирвин». Прыжки совершались с самолета «Фарман F-62 «Голиаф» 53-й авиационной эскадрильи 11-й авиационной бригады ВВС Московского военного округа.
Во время проведения этих сборов снимался документальный учебный фильм «Парашют». Впоследствии этот фильм на многие годы стал наглядным учебным пособием при подготовке парашютистов.
Когда Леонид Григорьевич доложил Баранову о результатах сборов, начальник ВВС РККА предложил Минову подготовить группу парашютистов для совершения группового прыжка, после чего пояснил: «…Было бы очень хорошо, если бы оказалось возможным по ходу воронежского учения продемонстрировав выброску группы вооруженных парашютистов для диверсионных действий на территории «противника»…»
Леонид Григорьевич Минов и Яков Давидович Мошковский с энтузиазмом восприняли предложение начальника ВВС. Из числа наиболее опытных «курсантов» они отобрали десять добровольцев и провели с ними занятия — парашютные тренировки, подготовка оружия к десантирование, определение порядка взлета и выполнения полета и другое. Подготовка к проведению десантной операции была закончена к исходу 31 июля. Так как грузоподъемность самолета
«Фарман F-62 «Голиаф» не позволяла брать на борт более семи человек, было принято решение произвести десантирование в два этапа, для чего группа была разбита на две подгруппы, одну из которых возглавил Минов лично. Вторую подгруппу возглавил Яков Мошковский. Грузы (вооружение и боеприпасы) было решено выбросить с трех самолетов-разведчиков Р-1 на грузовых парашютах.
2 августа 1930 года, в 9 часов утра, самолет «Фарман F-62 «Голиаф» под управлением Громова (однофамилец знаменитого летчика) с семью десантниками (первая подгруппа и Мошковский) на борту поднялся в воздух. Условия для десантирования были приемлемые — скорость ветра у земли составляла 8 м/с. Над хутором Клочково (два километра от аэродрома, в пределах прямой видимости) с высоты 500 метров первая подгруппа с интервалом в две секунды была десантирована на площадку размером 600 на 800 метров. Все десантники покинули борт в течение пяти секунд. Яков Мошковский остался в самолете с целью точного установления точки выброски второй подгруппы.
Тем временем первая подгруппа приземлилась на окраине хутора и быстро собралась возле Минова. В момент выброски десантники были вооружены наганами и ручными гранатами. Практически сразу над точкой выброски прошли три самолета Р-1, которые с высоты 150 метров сбросили два мягких почтовых мешка и четыре полутяжелых короба конструкции Н. П. Благина, в которых находилось длинноствольное оружие (в том числе два ручных пулемета «льюис»), снаряжение и боеприпасы, необходимые для выполнения боевой задачи.
Вернувшийся на аэродром «Фарман F-62 «Голиаф» забрал остальных участников десанта и через несколько минут с высоты 300 метров выбросил вторую подгруппу над площадкой десантирования. Приземление второй волны десанта произошло в непосредственной близости от того места, где в это время находилась первая подгруппа. Еще через несколько минут десантники собрались вместе, привели оружие в боевую готовность и выдвинулись в назначенный район, где их ждал грузовик, который доставил парашютистов на аэродром. Задача первого воздушного десанта была выполнена полностью.
Вот фамилии участников первого в истории вооруженного парашютного десанта: Минов, Мошковский, Егоров, Захаров, Коваленков, Кухаренко, Мухин, Поваляев, Пойдус, Филиппов, Фрейман, Черкашин. Эти фамилии золотыми буквами должны быть вписаны в историю создания советских и российских десантных войск!
Однако следует внести специальное уточнение, так как современная литература не совсем правильно толкует это событие: высаженные 2 августа под Воронежем 12 парашютистов ни в коем случае не могут быть названы настоящими десантниками. Это были летчики, которые продемонстрировали возможность парашютного десантирования вооруженных бойцов, и только. Их ни в коем случае нельзя назвать «первым подразделением воздушно-десантных войск». Тем не менее через пятьдесят лет именно этот день стал точкой отчета создания советских ВДВ.
В 1997 году на месте приземления первого в мире воздушного десанта был установлен памятный знак. На гранитном камне сияет мемориальная доска с надписью: «Здесь 2 августа 1930 года произведен первый воздушный десант в СССР в количестве двенадцати человек». В настоящее время со всех сторон это место окружают кварталы Воронежа. Место высадки очерчено улицами генерала Лизюкова, 60 лет ВЛКСМ и бульваром Победы. Рядом находится Воронежская академия искусств.
* * *
В результате проведенного эксперимента была доказана возможность парашютного десантирования вооруженного личного состава, а также была проверена техника выброски людей и грузов. Была определена величина рассеивания группы парашютистов в зависимости от высоты выброски, определено время сбора десантников и груза, а также время, необходимое для приведения группы в боевую готовность.
Ровно через месяц, 2 сентября 1930 года, на маневрах частей Московского военного округа командующий войсками А. И. Корк решил использовать группу парашютистов из 11-й авиационной бригады по конкретной диверсионной задаче, с реальной выброской в тыл условного противника.
Группа под руководством Якова Мошковского получила задание скрытно десантироваться в тылу условного противника, разгромить штаб стрелковой дивизии и, захватив документы, вернуться в расположение «своих» войск.
Утром 2 сентября с более вместительного самолета АНТ-9 с высоты 250 метров группа в количестве И человек была успешно десантирована. Приземлившись, десантная группа Мошковского выдвинулась в район задачи, где совершила внезапный налет на штаб дивизии. Забрав оперативные документы, на захваченной грузовой машине группа оторвалась от преследования и благополучно вернулась в расположение «своих» войск. После этих учений летчики вернулись в расположение своей части.
Подводя итог этой выброске, можно подчеркнуть, что группа Мошковского десантировалась с предельно низкой высоты, что до сих пор считается прыжком особой сложности и практикуется только опытными парашютистами. Такие прыжки в настоящее время проводятся либо опытными спортсменами (имеющими не одну сотню прыжков) на показательных выступлениях, либо при боевом десантировании в тыл противника малых групп специального назначения. В любом случае это рискованное мероприятие, так как при отказе основного купола на такой малой высоте воспользоваться запасным парашютом абсолютно не представляется возможным. Во время Великой Отечественной войны такой способ десантирования применялся для выброски небольших диверсионно-разведывательных и партизанских групп в немецкий тыл, когда риск погибнуть из-за отказа парашюта был незначителен в сравнении с риском гибели при выполнении боевого задания и таким образом был в какой-то мере оправдан…
* * *
В сентябре 1930 года на тактических учениях Ленинградского военного округа высаживался посадочный воздушный десант в составе стрелковой роты со штатным вооружением. Командующий войсками округа М. Н. Тухачевский в процессе учений принял решение провести десантирование достаточно крупных сил для развития успеха одной из сторон. Для выполнения этого замысла из состава 11-й стрелковой дивизии было отобрано 155 бойцов и командиров, а также 20 автомобилей, 20 мотоциклов с колясками, 44 велосипеда (по терминологии того времени — самоката), 61 пулемет и десять динамореактивных орудий ДРП-4. Этот внештатный моторизованный отряд возглавил представитель штаба округа Е. Д. Лукин.
Десантирование этого мотоотряда производилось 9 сентября силами 3-й авиационной бригады Ленинградского военного округа и 51-й авиационной эскадрильи 11-й бригады Московского военного округа. Аэродромом взлета была назначена Гатчина, а площадка приземления располагалась в районе железнодорожной станции Сиверская.
На следующий день Тухачевский дал следующую оценку высадке: «десант выполнен на «отлично». Отличившиеся командиры были награждены велосипедами. Командующий войсками Ленинградского военного округа впоследствии говорил: «Заложен первый камень в строительство воздухо-десантных[2] войск.
За этим должно последовать формирование специальных воздухо-десантных соединений и создание авиации, способной осуществлять десантирование в больших масштабах…»
Всего за 1930 год в СССР было совершено 84 показательных и тренировочных прыжка с парашютом. Таким образом, была окончательно определена правильность намеченного пути, и в приказе Революционного военного совета от 24 октября 1930 года отмечалось: «В качестве достижений необходимо отметить удачные опыты по организации воздушных десантов…»
В одной из задач на 1930–1931 учебный год РВС РККА указал: «…Воздушные десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической сторон Штабом Красной Армии с целью разработки и рассылки соответствующих указаний на места». Также было обращено внимание на необходимость глубокой разработки организационной структуры и теории применения подразделений, предназначенных для воздушного десантирования.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.