ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ ЧАСТЕЙ В 1932–1936 ГОДАХ

Заработайте на воплощение мечты ! Выберите клуб вулкан вип! .

В целях «решительного развития» авиадесантного дела в РККА, подготовки «соответствующих кадров и подразделений» РВС СССР постановил.
1. Авиамотодесантный отряд ЛенВО развернуть в учебно-опытный центр (с названием «3-я особая бригада»). На него возложить подготовку инструкторов для РККА по авиадесантному делу, отработку оперативно-тактических норм и приемов действий, обслуживание Осконбюро Гроховского. Штабу РККА к 1 декабря 1932 года разработать штат и Положение учебно-опытного центра.

formirovaniye_novih_chastey
2. Сформировать в БелВО, УкрВО, МВО, ПриВО и ОКДВА по одному авиамотодесантному отряду (под названием «Отряд особого назначения»). Срок формирования всех отрядов — 1 февраля 1933 года.
Постановлением РВС СССР определялся порядок подчиненности. Все амдо и учебно-опытный центр («3-я особая бригада») полностью подчинялись командующим округов, начальнику ВВС РККА — лишь в специальном (летном, инженерноавиационном) отношении. Начальнику Штаба РККА совместно с начальником Управления боевой подготовки с участием начальника ВВС РККА вменялось в обязанность разработать и выдать к 1 марта 1933 года для авиамотодесантных частей:
а) планы и программы по боевой подготовке на 1933 год;
б) положение;
в) временную инструкцию по боевому применению.
За постановлением РВС последовали «Указания НКО по оперативно-тактической подготовке ВВС РККА на 1933 год». В документе записано: «Количественный и качественный рост ВВС позволяет во всей широте поставить вопрос о самостоятельных действиях крупных авиационных соединений по объектам тыла противника». В порядке реализации «Указания» начальник штаба ВВС Меженинов представил Алкснису весьма краткий доклад «Об основных исходных положениях для воздушных маневров 1933 года». В нем «воздушным тяжелым корпусам» ставилась исследовательская задача в десантно-транспортном варианте — определить величину десантной нагрузки и глубину десантирования. Вторая исследовательская задача относилась к выяснению боепригодности массовых воздушных десантов, эффективности применения авиатранспортно-десантных сил, определению боевых возможностей массового воздушного десанта в интересах решения ВВС задач оперативного значения, насколько они достижимы, какие на них затраты, их результативность, а также вероятные потери.
В соответствии с «Указаниями» НКО на 1933 год воздушное десантирование становилось составной частью оперативно-тактической подготовки в РККА. Ему придавалось особое значение: «В пространственной операции авиадесанты должны найти широкое применение… Проведенные опыты выброски и высадки авиадесантов и состояние материально-технического «базиса» парашютно-десантного дела позволяют в 1932–1933 годах практически перейти к отработке авиадесантных кадров в войсковых частях РККА...»
Требовалось отрабатывать выброску и высадку авиадесанта в каждой стрелковой, кавалерийской дивизии, механизированной бригаде — для этого в указанных частях приступили к формированию 29 внештатных десантных батальонов.
К 1 января 1933 года предписывалось издать инструкции по парашютно-десантному делу.
По заданию наркома Алкснис представил доклад и план мероприятий по обеспечению частей ВВС и частей РККА по оперативно-десантному делу на 1933 год. Предписывалось дать всему летному составу основные навыки по использованию парашютов и десантных кабин, в каждой части тяжелой авиации иметь четыре подвесные кабины (по одной на отряд) для десантирования. К 14 апреля 1933 года в каждой тяжелой и легкой бригаде предполагалось подготовить эскадрильи, подразделения, приспособленные для высадки десантов. Готовили не только тяжелую авиацию. Согласно «Указаниям НКО» работа должна проводиться в 42 бригадах легкобомбардировочной и вспомогательной авиации. Исключение составляли истребительные части.
К марту 1933 года 3-й авиамотодесантный отряд был переформирован в 3-ю авиационную десантную бригаду Особого Назначения, а в Приволжском, Белорусском, Украинском и Московском военных округах были сформированы авиационные батальоны (отряды) Особого назначения — 1-й (ПриВО), 2-й (г. Бобруйск, БелВО), 3-й (г. Житомир, УкрВО), 4-й (г. Люберцы, МВО) абОН.
Штатная численность 3-й адбрОН составила 480 человек, батальонов — по 150 человек.
В состав 3-й авиационной десантной бригады Особого назначения вошли:
— парашютный батальон;
— мотомеханизированный батальон;
— артиллерийский дивизион;
— подразделения обеспечения;
— летная группа (две тяжелые авиационные эскадрильи ТБ-3 (22-я и 39-я тбаэ), одна легкая эскадрилья Р-5).
В состав авиационного батальона (отряда) особого назначения вошли:
— парашютная рота;
— пулеметная рота (18 пулеметов);
— рота танкеток Т-27;
— артиллерийская батарея (шесть легких пушек);
— автомобильный взвод (пять автомобилей);
— авиационная эскадрилья.
Личный состав 3-й адбрОН проходил парашютную подготовку на базе бригады, а личный состав авиационных батальонов парашютную подготовку проходил на специальных сборах, проходивших с привлечением специалистов авиадесантной бригады.
10 мая 1933 года в городе Пушкине (Царское Село) силами бойцов 3-й авиадесантной бригады по проекту ОКБ П. И. Гроховского была построена металлическая парашютная вышка высотой 25 метров. Это была первая в СССР парашютная вышка.
Впоследствии такие вышки появятся в парках культуры и отдыха практически всех крупных городов СССР. Будет считаться хорошим тоном, если ты прыгал с парашютом, тем более вошедшие в обыденную жизнь спортивные нормы ГТО требовали совершения нескольких прыжков…
В этом же году во исполнение постановления РВС началась работа по формированию 29 внештатных отдельных стрелковых батальонов особого назначения (изначально — в качестве посадочно-десантных подразделений без парашютной подготовки), затем, по мере оснащения материально-техническими средствами, ее ввели в кадровых дивизиях и корпусах РККА во всех военных округах с подчинением Штабу РККА. В частности, приказы на формирование таких внештатных батальонов прошли в 4-й (Слуцк), 5-й (Полоцк), 8-й (Бобруйск) и 64-й (Смоленск) стрелковых дивизиях Белорусского военного округа, а также в 17-й сд (Горький), 18-й сд (Тула) и 19-й сд (Воронеж) Московского военного округа. На ВВС возлагались задачи высадки этих подразделений в тыл противника и их снабжение. Разобщенность подчиненности и оперативной зависимости привела к тому, что в большинстве этих внештатных батальонов парашютная подготовка проводилась только на специальных сборах либо только с ограниченным кругом лиц, либо не проводилась вообще. В целом в тот момент времени из этих внештатных батальонов боевую ценность представляли только четыре: один — в Закавказском военном округе, один — в Забайкальском военном округе и два — в ОКДВА. По всей видимости, основная часть этих батальонов была кадрированного состава, и полноценной боевой единицей такие батальоны могли стать только после мобилизационного развертывания армии.
В процессе создания этих батальонов уже существующие абОНы передали часть личного состава во вновь формируемые подразделения. После чего сами абОНы, пополнившись до штатной численности, сменили нумерацию, к примеру, 4-й абОН МВО был переименован в 7-й авиационный батальон Особого назначения и получил условное наименование «войсковая часть № 2513».
Четыре штатных батальона и авиадесантная бригада подчинялись командованию ВВС и в военное время становились средством ВВС на уровне фронта.
Всего к концу 1933 года СССР, таким образом, в воздушно-десантных войсках (которые еще не выделились в самостоятельный род войск) имел одну бригаду и восемь отдельных батальонов (по одному в УкрВО, БелВО, МВО, ПриВО, ЗакВО, ЗабВО и два батальона в ОКДВА).
В сентябре 1933 года на артиллерийском полигоне в районе н. п. Красные Струги прошли специальные опытовые учения, которыми руководил лично М. Н. Тухачевский. Задачей десанта на этих учениях был захват обозначенного им рубежа, по площадке приземления (обозначенной несколькими мишенями) был нанесен реальный артиллерийский удар. Сразу после этого удара на площадку был десантирован отряд из состава 3-й авиадесантной бригады. Десантники захватили указанный им рубеж, заняли оборону, а спустя некоторое время успешно отразили атаку условного противника. Таким образом, на практике была проверена возможность артиллерийского подавления возможного сопротивления противника в районе площадки десантирования.
* * *
К концу 1933 года общая численность личного состава, проходящего службу в авиадесантной бригаде, авиационных батальонах Особого назначения и отдельных внештатных стрелковых батальонах Особого назначения, подходила к восьми тысячам человек.
За выдающиеся заслуги в развитии советского парашютизма 16 августа 1934 года Л. Г. Минову первому в нашей стране было присвоено звание мастера парашютного спорта СССР.
В 1934 году на маневрах БелВО в тылу условного противника одновременно было высажено шестьсот парашютистов. Десантники быстро нашли и уничтожили штаб и узел связи условного противника. В десантировании принимали участие парашютисты абОН БелВО и 3-й адбрОН ЛенВО.
В 1934 году командир 3-й авиационной десантной бригады Особого назначения Матвей Васильевич Бойцов был переведен в Управление противовоздушной обороны РККА на вышестоящую должность. На должность командира бригады был назначен начальник автобронетанковых войск Ленинградского военного округа, преподаватель Военно-технической академии РККА полковник Владислав Станиславович Коханский.
12-17 сентября 1935 года на маневрах Киевского военного округа (так стал называться Украинский военный округ) в районе Бердичева, Сквиры и Бровары высаживался десант в 1188 парашютистов из состава 3-й адбрОН и четырех батальонов Особого назначения. Продолжительность выброски десанта составила 1 час 50 минут. После того как парашютисты захватили район десантирования, тут же незамедлительно последовал посадочный десант в 1766 человек с орудиями и автомобилями из состава 43-го и 90-го стрелковых полков 59-й стрелковой дивизии.
Французский генерал Луазо после учений заявил: «Парашютный десант большой воинской части, увиденный мною под Киевом, я считаю фактом, не имеющим прецедента в мире…»
Присутствовавший на маневрах немецкий военный атташе полковник Штудент сделал соответствующие выводы и спустя три года сформировал в Германии первое парашютно-десантное подразделение, которое сам и возглавил.
В 1935 году, после убийства С. М. Кирова, 3-я авиадесантная бригада получает его имя, после чего ее полное наименование звучит как «3-я авиационная десантная бригада Особого назначения имени С. М. Кирова».
В этом же году в Москве был создан Центральный аэроклуб СССР (ЦАК), которому позже будет присвоено имя В. П. Чкалова. Центральному аэроклубу подчинялась разветвленная сеть местных аэроклубов. С этого времени советские аэроклубы занялись массированной подготовкой кадров для авиадесантных частей: здесь готовились парашютисты, планеристы и летчики. В августе 1935 года под эгидой ЦАК в СССР были проведены первые всесоюзные соревнования парашютистов.
В июле 1935 года в Ленинградском военном округе на гатчинском аэродроме прошло испытание по десантированию парашютистов, одетых в защитные «противоипритные» костюмы и противогазы. Уровень боевых потерь от воздействия химического оружия в полной мере смогли испытать на себе все воюющие стороны Первой мировой войны. С момента первой химической атаки у города Ипр прошло уже много времени, практически все страны обзавелись вполне действенными средствами химической защиты, и пришло время рассмотреть вопросы химической защиты и подразделений воздушного десанта. Для этого в нашей стране были проведены соответствующие исследования и испытания. Известные в СССР парашютисты-испытатели К. Ф. Кайтанов и Н. А. Евдокимов выполнили опытовый прыжок в средствах химической защиты. Выброска проводилась с высоты 400 метров с двух самолетов Р-5. Третий самолет сбросил ранцевые опрыскиватели-дегазаторы, которыми сразу после приземления воспользовались парашютисты. В результате этих учений было установлено, что выброска парашютного десанта вполне может быть проведена на местность, зараженную химическими отравляющими веществами. Слава богу, что испытатели тогда не додумались выбросить парашютистов на реально зараженный участок местности. Впоследствии маршал Жуков провел более изощренное испытание — в 1956 году 345-й парашютно-десантный полк высаживался на площадку, по которой незадолго до выброски был нанесен реальный ядерный удар… У нас умели ценить человеческие жизни. Кому было дело до того, что думает, что чувствует непосредственный испытатель?
* * *
К этому времени накопившийся опыт учений и повседневной службы бригады и отдельных батальонов подсказывал о необходимости укрупнения существующих авиадесантных подразделений. В 1936 году на базе имеющихся десантных частей в Киевском военном округе формируется 13-я (командиром назначается полковник Арнольд Оттович Индзер), а на базе десантных частей Белорусского военного округа — 47-я (командиром назначается полковник Федор Филиппович Карма-люк) авиационные десантные бригады Особого назначения. В командование 3-й авиационной десантной бригадой вступает комбриг Александр Сергеевич Зайцев, который меняет комдива В. С. Коханского, ушедшего на учебу в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского и одновременно принявшего 5-й тяжелобомбардировочный корпус Забайкальского военного округа.
В 1936 году вводится штат № 015/690 (мирного времени) и № 15/690 (военного времени) авиадесантной бригады ВВС Красной Армии. Согласно этому штату в составе бригады дополнительно формируется мотомеханизированный батальон двухротного состава — 189 человек. На вооружении бригады по штату находится 6 45-мм пушек, 18 82-мм минометов, 16 легких танков, 6 бронеавтомобилей Д-8, 32 автомашины и 6 мотоциклов.
В этом же году 47-я авиадесантная бригада первой получила на вооружение легкие плавающие танки Т-37А. Здесь следует сделать небольшое отступление, чтобы рассказать об истории появления в ВДВ легкого танка Т-37А. Еще в 1934 году в Осконбюро Гроховского начались исследования возможности перевозки по воздуху легких танков тяжелыми бомбардировщиками. Разрабатывались варианты доставки танков посадочным способом — о парашютном десантировании, учитывая развитие авиационной техники, в то время не смели даже и мечтать. В середине 30-х годов было разработано большое количество различных вариантов подвесок для самолетов ТБ-3, и в 1935 году на киевских учениях было перевезено несколько легких танков. После посадки самолета танкисты-десантники быстро отцепляли машину от бомбардировщика, заводили двигатель и шли в бой. Позже, в 1936 году, на Медвежьих Озерах проходили опыты по сбросу на воду легких плавающих танков с низколетящих самолетов. Работы по проектированию подвески и механизма сброса вел военный инженер Ж. Котин. Сброс техники производился с высоты 15–20 метров, но все три сброса не увенчались успехом — от удара о воду у танков проламывалось днище, и машины тонули. Дальнейшие эксперименты по сбросу техники на воду сочли ненужными. А вот возможность посадочного десантирования осталась. Таким образом, легкие танки прижились в десантных войсках.
* * *
В дополнение к бригадам, сформированным в западных военных округах, в отдельной Краснознаменной Дальневосточной Армии формируются три авиадесантных полка: 1-й (командиром назначается М. И. Денисенко, полк дислоцирован в городе Хабаровске), 2-й (командиром назначается И. И. Затевахин, полк дислоцирован в н. п. Завитинск Амурской области), 5-й (командиром назначается Н. Е. Тарасов, полк дислоцирован в н. п. Черниговка Уссурийского края, в настоящее время Приморский край).
Численность личного состава в каждом полку составляла порядка 1000 человек. В Московском, Приволжском и Забайкальском военных округах внештатные отдельные батальоны особого назначения становятся штатными. В частности, в ЗабВО появился штатный 4-й отдельный стрелковый батальон особого назначения.
В Московском военном округе, кроме того, формируются три внештатных парашютных полка численностью по 1660 человек. Эти полки были дислоцированы в Ростове, Воронеже и Гороховце. Номеров эти полки на тот момент времени не имели. По всей видимости, эти полки являлись окружными базами подготовки парашютистов ВВС и сухопутных войск.
В 1936 году на маневрах МВО в районе города Вязники был высажен парашютный десант в 2200 парашютистов, за которым последовал еще и посадочный десант в 3000 человек с пулеметами и легкими орудиями.
После этих учений в своем отчете комбриг Татарченко (который на учениях был посредником при соединении тяжелых бомбардировщиков, осуществлявших высадку десанта) написал: «Такую машину (ТБ-3) можно посылать в глубокий тыл противника лишь при условии неоспоримого превосходства в воздухе хотя бы лишь на время операции. В противном случае можно летать только ночью. Но в короткие летние ночи тихоходный ТБ-3 далеко в тыл не улетит».
Надо рассказать, как производилось десантирование с самолета ТБ-3. Это был изначально не приспособленный к выброске парашютистов дальний бомбардировщик. Однако положение обязало этот самолет заниматься тем, к чему его не планировали. Десантники размещались внутри бомбардировщика кто где придется: в бомбоотсеке, в полостях крыла за бензобаками, в кабинах экипажей — всего можно было втолкнуть в самолет 18 парашютистов (а с 1935 года, после проведенных усовершенствований, самолет мог принять 30–35 десантников). При этом парашютисты в некоторые места самолета забирались буквально ползком и сидели (или лежали) там в полной темноте все время полета. Потом, по сигналу выпускающего, они выбирались из своих «нор», перебирались на крыло, откуда и совершался прыжок. Это сейчас выброска происходит в два, а то и в четыре потока, а в то время для обеспечения кучности приземления десанта выход был только один: парашютисты под набегающим потоком воздуха, держась за специальные леера, переходили прямо по крылу самолета к точке отделения, там замирали и, получив сигнал, все вместе покидали самолет. К примеру, для того чтобы добраться до крайней точки отделения на левом крыле ТБ-3, необходимо было выйти вначале в люк на правое крыло самолета, затем, держась за поручень, необходимо было подняться к двигателям (к передней кромке крыла), перебраться по фюзеляжу на левое крыло, а там, держась за специальную веревку, переползти до крайней точки отделения. Все это время в лицо десантника бьет набегающий поток воздуха (километров эдак 180 в час), происходит это на значительной высоте, и одно неосторожное движение запросто может привести к гибели. Представьте разницу с прыжком из современного самолета!
* * *
Весной 1936 года в районе станции Оловянная (ЗабВО) силами 29-й тяжелобомбардировочной бригады проводилось массовое парашютное десантирование 4-го осбОН и посадочное десантирование двух стрелковых батальонов с пулеметами, противотанковыми, полевыми и безоткатными пушками.
В июне 1936 года на учениях Московского военного округа силами 4-й, 11-й, 23-й тяжелобомбардировочных бригад (всего 111 самолетов ТБ-3) в районе Выезды выбросили парашютный десант в 2000 человек, а в районе города Сейм — посадочный десант в количестве 3000 человек с тяжелым вооружением и техникой — самолетами были доставлены 76,2-мм горные орудия, автомобили ГАЗ-А, танкетки Т-27.
22 сентября 1936 года на маневрах БелВО был высажен парашютный десант в количестве 1800 человек из состава 3-й адбрОН (496 человек), четырех внештатных батальонов особого назначения МВО и отряда парашютистов Осоавиахима под командованием капитана А. А. Белоусова. Во время этого десанта впервые десантники были одеты в пятнистое маскировочное обмундирование, а не в синие комбинезоны, как это было прежде.
На этих же учениях по воздуху на дальнее расстояние была перевезена 84-я стрелковая дивизия — 5272 человека с орудиями, броневиками и легкими танками.
Присутствовавший на этих маневрах английский генерал Арчибальд Уэйвелл откровенно заявил: «Я никогда бы не поверил в возможность подобной операции, если бы не видел ее сам!» При этом, отсылая в Военное министерство свой отчет, Уэйвелл критически отнесся к проведению воздушно-десантных операций, обратив внимание на то, что разбросанными на большой площади парашютистами невозможно управлять.
Однако с нашей стороны реакция была совершенно иной — по результатам этих учений народный комиссар обороны К. Е. Ворошилов отметил: «Первый и труднейший этап авиадесантного дела — массовое освоение выброски войск — можно считать пройденным вполне удовлетворительно».
Введенный в действие 30 декабря 1936 года Временный полевой устав РККА в статье 7 гласил: «Парашютно-десантные части являются действенным средством для дезорганизации управления и работы тыла противника. Во взаимодействии с войсками, наступающими с фронта, парашютно-десантные части могут оказать решающее влияние на полный разгром противника на данном направлении».
Летом 1937 года на учениях под Харьковом выброску парашютного десанта осуществляли самолеты ТБ-3 15-й и 21-й тяжелобомбардировочных авиабригад. Десантников с воздуха поддерживали истребители-штурмовики ИП-1. После того как парашютисты захватили посадочную площадку, самолетами Р-5 им были доставлены станковые пулеметы и три 45-мм противотанковые пушки.
К лету 1938 года было принято решение сформировать на базе имеющихся воздушно-десантных частей (теперь стал применяться такой термин — воздушно-десантные) однотипные бригады с организационно-штатной структурой, схожей со структурой общевойсковых частей. При этом из имеющихся десантных частей был изъят авиационный компонент — авиаэскадрильи и авиаотряды. Это впоследствии сказалось на уровне воздушно-десантной подготовки, так как командиры бригад для ее организации должны были сами согласовывать «воздушный транспорт» с командирами авиационных соединений. В послевоенное время подобные фокусы повторялись не раз — сперва у командиров воздушно-десантных корпусов отобрали транспортную авиацию, затем, уже в 80-х годах, командиров десантноштурмовых бригад лишили приданных вертолетных полков… ни к чему хорошему это не приводило, но тем не менее повторялось с постоянной периодичностью.
В сжатые сроки (а в СССР другие сроки никогда и не ставились) всего было сформировано шесть отдельных воздушно-десантных бригад.
201-я вдбр им. С. М. Кирова ЛенВО, г. Пушкин (сформирована на базе наземных частей 3-й адбрОН, командир И. С. Безуглый, военный комиссар — В. Д. Юматов).
202-я вдбр ОКДВА, г. Хабаровск (сформирована на базе 1-го адп, командир М. И. Денисенко, военный комиссар — И. А. Лобанов), сформирована директивой начальника штаба ДВФ № 15/1/00238 от 22 августа 1938 года и соответствующей директивой начальника Генерального штаба Красной Армии.
204-я вдбр КВО, г. Житомир (сформирована на базе наземных частей 13-й адбрОН, командир В. А. Глазунов, военный комиссар — П. И. Барилко).
211-я вдбр ОКДВА, Уссурийский край, н. п. Черниговка (сформирована на базе 5-го адп, командир полковник Н. Е. Тарасов, военный комиссар — И. Д. Тулупов).
212-я вдбр ОКДВА, н. п. Куйбышевка-Восточная Амурской области (сформирована на базе 2-го адп, командир — И. И. Затевахин, военный комиссар — Н. Г. Березовский), сформирована приказом по 2-й отдельной Краснознаменной Армии ДВФ № 00677 от 10 июня 1938 года.
214-я вдбр БелВО, г. Марьина Горка (сформирована на базе наземных частей 47-й адбрОН, командир — А. Ф. Левашов, военный комиссар Тугунов).
После переформирования все воздушно-десантные бригады были переданы в подчинение сухопутных войск. Каждая воздушно-десантная бригада по штату имела 1689 человек личного состава и включала в себя:
— один парашютный батальон;
— один мотомеханизированный батальон;
— артиллерийский дивизион;
— подразделения обеспечения.
По итогам 1938 учебного года по всем видам боевой и политической подготовки 202-я овдбр (под командованием майора М. И. Денисенко) заняла первое место и была награждена переходящим Красным Знаменем Военного совета.
В 1939 году в Московском военном округе три внештатных парашютных полка становятся штатными воздушно-десантными полками и получают свои номера:
1-й особый воздушно-десантный полк (Ростов);
2-й особый воздушно-десантный полк (Гороховец);
3-й особый воздушно-десантный полк (Воронеж).
В 1939 году при совершении показательного прыжка особой сложности на одном из подмосковных аэродромов погиб один из родоначальников воздушно-десантных войск Яков Давидович Мошковский.
В докладе наркома обороны К. Е. Ворошилова о реорганизации РККА от 15 ноября 1939 года приведена штатная численность воздушно-десантных частей: 6 бригад общей численностью личного состава 9420 человек (в среднем по 1570 человек в бригаде). Исходя из этого доклада можно сделать вывод, что три полка Московского военного округа и несколько отдельных батальонов в структуру воздушно-десантных частей к 15 ноября уже не входили, но тем не менее продолжали существовать так же, как, к примеру, центральная парашютная школа в Москве, являвшаяся крепкой кузницей кадров тех же самых воздушно-десантных войск.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.