Вплавь через Березину

.

Тем временем по дороге из Борисова на Палик возвращалась с задания другая группа разведчиков: Качай, Капшай и Ржеуцкий торопились доставить в штаб бригады добытые ими данные о железнодорожных перевозках врага и еще одну важную новость: в Борисове появилось до сотни молодчиков, орудующих под вывеской НТСНП — «национально-трудового союза нового поколения». Разведчики поручили Люсе Чоловской уточнить цели этого «союза» и выяснить, кто им заправляет в Борисове. Перед другим связным, Григорием Черновым, они поставили задачу выявить среди борисовчан надежных людей, которых можно было бы привлечь к просачиванию в жизненно важные центры борисовского гарнизона, в частности в разведшколу полковника Нивеллингера.

vplav_cherez_berezinu
Надвигалась гроза. Разведчики спешили до ливня войти в поселок Заболотье, где они обычно располагались на дневку, перед тем как пересечь Березину. Вся восточная часть небосклона была уже подернута тяжелыми черными тучами, когда наши боевые друзья достигли Заболотья. В доме знакомого колхозного кузнеца они наскоро перекусили и, расположившись на сеновале, скоро заснули. Разбудил их доносившийся с улицы рокот автомашин. В один миг разведчики были на ногах. Три пары глаз приникли к щелям, стараясь рассмотреть, что происходит на улице. Мимо двора проезжали автомашины с эсэсовцами.
Но что это? На дорогу вышел какой-то человек в штатском. Взмахом руки он остановил одну из машин и стал что-то объяснять высунувшемуся из кабины лейтенанту, показывая на двор кузнеца.
— Предатель! — прошептал Борис.
Машина свернула с дороги, остановилась около дома кузнеца, и сейчас же послышался топот сапог на крыльце дома, стук в дверь.
— Что будем делать, дружки? — спросил Качан.
В это время скрипнула дверь сарая. С автоматами и гранатами в руках разведчики замерли в ожидании. Но это вошла хозяйка.
— Беда, ребятки! — зашептала она, поднявшись по лестнице с ведром в руках. — Ироды у нас в доме. Допрашивают моего старика. Слазьте скорее да прячьтесь в погреб…
Сказав это, хозяйка ушла.
«В погреб? — быстро прикинул в уме Николай. — Э, нет! Перебьют нас там, как мышей в мышеловке. Лучше уж умереть в открытом бою».
Он попробовал прочность досок задней стены сеновала. Доски были не толстые, но держались прочно. Борис и Артур поняли мысль товарища и дружно налегли на доски. Скрипнув гвоздями, доски подались. Еще одно усилие — и две доски оторваны. Через образовавшуюся дыру разведчики выпрыгнули из сарая и, миновав огород, бросились в сторону леса.
В этот момент покрытое свинцовыми тучами небо прорезала вспышка молнии, грянул раскат грома и тяжелыми каплями по земле забарабанил дождь. Порыв ветра донес до слуха разведчиков голоса погони, и тотчас раздались выстрелы, засвистели пули. Но разведчики уже достигли леса и, пробежав еще несколько десятков метров, остановились перевести дыхание. Вдруг справа показались два эсэсовца и с ними тот самый человек в штатском, который выдал партизан.
— Сдавайся, рус! — крикнул передний гитлеровец.
Разведчики припали к земле.
— По гитлеровской морде, огонь! — крикнул Борис.
Застрочили автоматы. Оба солдата упали, а предатель спрятался за дерево, потом побежал. Тут же послышались частые выстрелы слева, и наши друзья стали поспешно отходить в глубь леса.
Дождь сменился градом, когда разведчики добрались до Березины. Река, не успевшая еще войти в берега после весеннего половодья, шумела и бесновалась.
— Вот так сила! Как же мы будем переправляться? — забеспокоился Артур. — Вода как лед. Я ни за что не переплыву. Утону.
— Малютка, свет ты мой! — воскликнул Борис. — Кто же тебе разрешит тонуть! А задерживаться тут, сам понимаешь, никак нельзя. При карателях обязательно собаки… Выход один: вплавь на ту сторону.
— Да-а, хочешь не хочешь, придется искупаться, — приуныл Артур.
Разведчики разделись, связали в узелки свою одежонку, и Николай, считавшийся лучшим пловцом, ступил в воду первым. Ноги сразу будто обожгло, захотелось броситься назад.
— Давай, давай! Нечего топтаться, притерпимся, — подбадривал Борис.
Вода все выше, и ощущение такое, словно на тело натягивают ледяной комбинезон. Николай ускорил шаги. Дно под ногами потерялось, и он с головой окунулся в воду. Вынырнул, лег на спину и, работая ногами и одной рукой, поплыл. Пока добрался до противоположного берега, ноги стало сводить судорогой, рука, державшая над водой узелок, онемела.
Вслед за ним вышли из воды Борис и Артур. Но на той стороне реки остались кое-какие вещи — часть одежды, сапоги, вещевой мешок и трофейная винтовка. Артур наотрез отказался плыть во второй раз; он весь съежился и стучал зубами. Николай и Борис набросили на него свою одежду, а сами снова вошли в реку.
На этот раз вода показалась не такой уж холодной, и заплыв в оба конца для Николая прошел значительно легче. Он вернулся первым и передал Артуру его вещи. Стали поджидать Бориса. Он не возвращался. Как ни всматривались два друга в реку, но в быстро опустившихся сумерках вода сливалась с противоположным берегом, и различить на ней плывущего было трудно. Попробовали окликнуть — никакого ответа. Решили пройти вдоль берега вниз по течению, и вскоре Артур заметил на воде черную точку. Она то появлялась, то исчезала, быстро несясь по течению. Николай понял, что это и есть попавший в беду Борис. Не рассуждая, с размаху он бросился в воду и, не чувствуя ни холода, ни усталости, саженками поплыл в сторону черной точки. Артур с берега корректировал направление.
Приближаясь к точке, Николай услышал прерывающийся голос, зовущий на помощь.
— Держись, Боря! — громко закричал Николай и, быстро подплыв, забрал у него из руки мокрую одежду. Освободив руку, Борис собрал последние силы и с помощью Николая добрался до берега.
Стали проверять свое добро и обнаружили, что не хватает сапог Артура и винтовки. Ни Борис, ни Артур плыть уже не могли, тем более, что в дополнение к ливню с градом подул сильный ветер, вздымавший большие волны. И тут Николай, желая поддержать перед товарищами свою репутацию неутомимого пловца, еще раз вошел в бушующую Березину.
Пока обе руки были свободны, плыть было сравнительно легко, но когда он возвращался с винтовкой за спиной и с сапогами в руке, то почувствовал, что обессилел окончательно. Вода сковала тело ледяными клещами; сердце то бешено колотилось, то замирало; голова кружилась, в глазах потемнело, ноги стало сводить судорогой. Настал миг, когда Николай окончательно выбился из сил и стал звать на помощь. Но до берега было уже близко, и Борис с Артуром, бросившись в воду, выручили своего товарища.
На следующее утро разведчики были на базе и докладывали о выполнении задания.
Согласно собранным ими сведениям, к линии фронта ежедневно шли вражеские эшелоны с войсками и техникой. На платформах они видели танки и пушки. Было ясно, что немцы проводят крупную перегруппировку своих войск и, по-видимому, затевают большое наступление на центральном участке фронта. Между прочим, разведчики рассказали и о случае на Березине.
— Что же ты, высказывался против «огонька», а сам лихачествуешь? — упрекнул я Николая.
— Так это ж совсем другое дело, — обиженно протянул Николай. — Я просто не хотел, чтобы наше обмундирование и оружие достались фашистам.
— Брось, Коля, — поддел его Артур, — признайся лучше, что тут интерес у тебя был чисто спортивный. Что, не так?
— Ну и ладно, ну и пусть спортивный. Доволен, лиса?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.