Боевые соратники

.

Дня через два мы с Володей провожали молодых разведчиков в Борисов. Они должны были собрать, сколько возможно, более полные данные о железнодорожных перевозках противника, а заодно поручить своим связным прощупать подходы к разведывательной школе, к штабу борисовского гарнизона и к некоторым другим объектам.
Николая Капшая мы хотели на этот раз задержать в лагере и дать ему, единственному в бригаде владеющему в какой-то мере графикой, другое важное и срочное поручение: изготовление печатей и штампов. Когда я сказал об этом Николаю, он растерялся.

boyeviye_soratniki
— Вы… отстраняете меня от разведки? Не доверяете?
Я посоветовал ему не говорить глупостей и стал разъяснять особенную важность и срочность того задания, которое ему предлагалось. Но было видно, что это его нисколько не интересует. Выслушав меня, он спросил:
— Вы пошлете Бориса и Артура без меня?
Я обозлился:
— А что, боишься, что они без тебя дороги не найдут?
— Не в этом дело…
— А в чем же?
— Лучше, когда мы ходим втроем.
— Почему?
Николай замялся. Лицо его выражало напряжение, он поджал губы и молча переминался с ноги на ногу, не решаясь, видимо, начать откровенный разговор. Я понял, что он опасается, как бы не скомпрометировать Бориса и Артура. Рудак, видно, не зря меня предупреждал об особенной щепетильности Николая.
— Говори прямо: боишься, что без тебя твои товарищи не справятся с заданием? — старался я вызвать его на откровенность.
— Нет, что вы! Задание они выполнят, но дело в том… Борис, понимаете, имеет один недостаток… Он любит выходить из города с огоньком.
— С каким огоньком?
— Ну… когда мы выходим из Борисова, ему обязательно хочется уничтожить одного-двух фрицев, а на худой конец хотя бы парочку полицаев.
— И как же вы это делаете?
— Обычно мы покидаем город ночью, когда по улицам ходят только патрули да подгулявшие гитлеровцы и полицаи. Их легко подкараулить и ухлопать. Но без шума это, как правило, не обходится. На выстрелы сбегаются патрули, а иногда появляется и целое подразделение… Начинается преследование, и бывает так, что мы еле ноги уносим. Когда мы успеваем убить пару-тройку фашистов, Борис обычно торжествует: «Не зря сходили в город!». Он страсть как не любит ходить по глухим улочкам, и мне всегда приходится его сдерживать.
— Ну, а огоньком ты тоже увлекаешься?
— Был грех, — Николай опустил голову, покраснел. — Только после одного неприятного разговора с Дядей Колей в присутствии Павла Антоновича я и сам отказался от огонька и Бориса отговариваю.
— А как Артур?
— Да тоже любит с огоньком. И вообще-лучше, когда мы ходим на задание вместе.
Этот наш разговор я передал Лопатину.
— Знаю, — отрывисто бросил он. — Любит Борис показать лихачество. Вот что: когда будете отправлять группу на задание, скажите мне. А Николая не держите. Пусть втроем идут. Мне недавно говорили, что у нас тут есть один паренек, Александров по фамилии, он, кажется, бывший гравер. Вот его и приспособьте для того дела.
Через час перед штабной землянкой выстроились Борис, Артур и Николай. Из землянки вышел Лопатин.
— Ну, хлопцы, задание получили? — спросил он.
— Так точно, товарищ комбриг! — четко отрапортовал Борис, как видно чувствовавший себя именинником.
— Ну, а как насчет огонька? Опять будете шалить?
— Что вы, товарищ комбриг! Мы давно уже отказались от этого, — заверил Николай, бросив смущенный взгляд в мою сторону.
— А почему в последний, раз вернулись с пустыми дисками?
— А это… Это мы по батяну… по аисту, значит, — выпалил Артур и надвинул свою кепчонку почти на самые глаза.
— Так вот: приказываю по возвращении с задания отчитаться передо мной лично за каждый израсходованный патрон. Запомните: мы требуем от вас не молодечества, а умения пройти скрытно, проявить максимум выдержки и находчивости, собрать нужные сведения и неслышно уйти. Понятно?
— Так точно, — ответил Борис, стараясь не смотреть на комбрига.
— Понятно, товарищ комбриг! — отчеканил Артур, сдвинув кепку на затылок.
— От и гарно. Ну, в добрый час, хлопчики. Желаю удачи, — уже другим, мягким голосом закончил Лопатин.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.